Итоги’19: национальный вопрос

В первом материале, опубликованном недавно, я затронул важный момент разделения понятий «Родина» и «государство». И сегодня я отчасти продолжу эту тему, но больше сконцентрируюсь на австрийской нации, национализме и прошлом. 

Скажу откровенно, мне сложно писать на эту тему, но зная, что в стране есть большая проблема, я не могу не осветить её. Честность не всегда выгодна и приятна, а я хотел быть максимально честным и прямым. 

Важно понять, что на протяжении двух прожитых лет я сталкивался с понятием национализма в Австрии намного меньше, чем в России. Однако говорить, что здесь нет людей, которые ставят свою национальность выше других, будет большой ошибкой. Плюс нужно учесть и тот момент, что мы с женой живем в Линце — одном из самых националистических городов Австрии, по проведённым не так давно опросам. 

Чтобы понимать, что такое национализм в Австрии, достаточно вернуться мысленно в мой родной Краснодарский край и спросить у любого человека другой национальности, как ему живётся здесь и чувствует ли он странное к себе отношение. Скорее всего, вы услышите в ответ «да». Для многих армян, черкесов, евреев, грузин в России есть молчаливое напоминание о том, что они другой национальности и если кому-то что-то не нравится, у него имеется своя страна, республика, Родина. 

В Австрии пару лет подряд в СМИ и в обществе очень мощно работала машина пропаганды, связанная с приездом в страну многочисленных беженцев, которые не работают, а живут на пособие. Как это обычно бывает, если ты говоришь о национальном вопросе, люди разного образования по-разному воспринимают услышанную информацию. А если идёт воздействие пропаганды, где вами сильно управляют, то через пару месяцев вместо «беженцы из неблагополучных стран должны быть высланы из страны» уже можно услышать «все мигранты — бандиты». А мигрантов в Австрии довольно много — из Италии, Польши, Турции, России, Чехии и даже Германии. И все они без исключения также попадают под определение «понаехавший», что создаёт напряжение уже внутри Евросоюза. Ведь как это ни странно, очень большой процент «понаехавших» из разных стран — иностранцы, которые работают в Австрии по контракту. Они не отбирали деньги у государства, не отбирали чью-то работу, а по запросу австрийской компании приехали выполнять свой контракт на полгода или, возможно, на все пять лет. 

Но для сотрудника в магазине или баре этот человек также преступник, который «понаехал», а не тот кто прибыл обучать студентов или делать сложные операции. Если вы объединяете людей лишь по национальному признаку, это всегда заканчивается очень и очень плохо, ведь нехорошие все, кто не с твоей Родины. А в Австрии это становится ещё более тяжёлым вопросом, потому что у них житель Вены будет таким же понаехавшим в Линц, как житель Баварии. 

При этом сами австрийцы уверены на все сто процентов, что никакой проблемы с национализмом у них вообще не существует в обществе. Если им рассказывать о тех проявлениях предвзятого отношения, с которыми сталкиваешься, они будут считать националистом не австрийца, а тебя. Вообще, спрашивать о проблеме не тех людей, кто страдает от неё, а каких-то экспертов или политиков — всеобщее заблуждение.

Но интересно и другое наблюдение, с которым я столкнулся. Большинство людей, мыслящих в националистическом духе, довольно пожилые и практически нигде не путешествовали. То есть это люди, со среднем или начальным образованием, которые всю свою жизнь прожили в Линце или Вельсе и никогда не выезжали даже в соседнюю Чехию. И всё резко меняется, когда начинаешь общаться с молодыми, особенно теми, кто закончил университет и один из семестров пожил в другой стране по программе «Эразмус». Они все также столкнулись с статусом «понаехавших», и окружающим было некогда выяснять, кто они такие. На них тоже сразу же вешали клеймо очередные горе-патриоты.

После пережитого многие начинают замечать схожие проблемы и в своей стране, а кто-то перестает общаться с бабушками или дедушками, потому что «они страшные расисты!». Я много расспрашивал местных жителей, почему люди имеют такое восприятие своей национальности. Несколько раз в ответ я слышал отсылки к истории Второй мировой войны, Гитлеру и комплексу вины. Для местных жителей, у которых Родина — это больше понятие «родная улица, деревня или город», сложно проходит осознание того, что на этой улице может начать жить какая-то семья из Германии, Италии или России. Всё потому, что они жили здесь всегда, у них свой диалект и им даже в Вену никогда не нужно было ездить.

То есть, живя в вакууме, они не увидели того, как сильно изменился мир и насколько он сейчас многонационален и разнообразен. Но как только человек начинает путешествовать, вращаться в международном бизнесе и обществе, страхи по поводу иностранцев уходят. Думаю, любое изменение в жизни требует толерантности, а её нужно в себе воспитывать, если ты хочешь быть образованным человеком. 

Я вижу, как сильно меняется Австрия и становится все более и более многогранной. Так что теперь, если меня кто и спросит «Зачем приехал?» или «Почему не учишь немецкий?», это будет обычная чешская девушка из небольшого бара, которая уже не может не говорить на своём родном языке.



Проект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Вы найдете много полезной информации о достопримечательностях европейских стран, истории, авторские статьи и лайфхаки, интервью с европейцами. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram, Twitter, Яндекс.Дзен, а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram