Итоги’19: семья и отношения в Австрии.

За два года жизни в Австрии мы с женой полноценно влились в общение с жителями города Линца. Поскольку мы иностранцы, то по большей степени общаемся с людьми из разных стран, но треть из них — австрийцы. Как я смог прочувствовать на собственном опыте, если вы переезжаете в новый город, общение с местными, наверное, второй самый важный аспект вашей интеграции. И я бы поспорил с теми, кому работа кажется важнее общения. 

Дело в том что в австрийском обществе, как я уже говорил ранее, у каждого местного жителя есть внутреннее понятие Родины, а также эмоциональная система дружеского общения по принципу «свой — чужой». Если два австрийца общаются между собой, это не значит, что они оба будут считать себя местными.

Для многих жителей, особенно из небольших деревень и районов, приезжий «со столицы» — такой же чужой человек, как приезжий из Баварии. При этом если человек живёт в Тироле, том районе страны, к которому Бавария намного ближе, чем Вена, то иностранец может быть «своим», а австриец — «понаехавшим». Один из моих знакомых австрийцев рассказывал мне, как, переехав в Мюнхен по рабочему контракту, на своём собственном опыте узнал, что такое быть «отверженным» обществом. А ведь у австрийцев и немцев общий язык и довольно тесные исторические взгляды. 

Дружба, общение и семья — всё это важные составляющие для интеграции в общество. В современной Австрии эти понятия сильно меняются, так как сохранение предыдущих традиций в нынешнем социуме уже представляется маловероятным. Ещё в начале 90-х жители страны всё больше дружили и общались кварталами, деревнями, коммунами и прочими территориальными объединениями, которые коррелировались с внутренними понятиями Родины и родного края. Но вот объединенная Европа начала преобразовываться. Отличный специалист из небольшого города в Австрии получает предложение по работе в Швейцарии или Германии, где за те же рабочие процессы он будет получать на 30 или 40 % больше. Такая конкуренция на новом едином рынке резко изменила сознание у части населения. 

Как мне видится, в настоящее время в Австрии есть те, кто придерживается национальной идентичности, истории и классического понятия Родины. В эту категорию граждан очень сложно интегрироваться как иностранцу, так и местному жителю из иных регионов. Приезжему из другой страны, конечно, тяжелее, но тут нужно понимать, кто он по профессии. Если новый человек — профессор из Индии или России, то даже самые крепкие местные кланы, будут относиться к таким иммигрантам с большим уважением. Всё потому, что в обществе есть некий культ «обучения и знания». 

Вторая группа, которая сегодня присутствует в Австрии, более интернациональна и проще взаимодействует как друг с другом, так и с другими иммигрантами. Чаще всего они сами много где бывали, выучили несколько языков и сегодня больше увлечены внешними вопросами и своей жизнью, чем продвижением собственного представления о Родине. Такие австрийцы любят новое, любят общение с людьми, и для них поддерживать дружеское общение или заключить брак с человеком из Индии, Мексики или России не является чем-то ужасным. Хотя на государственных сайтах их предупреждают о том, что некоторым иностранцам нужна лишь виза. 

При этом многие из иммигрантов не учитывают, что даже при внешней и искренней открытости есть понятие культурного воспитания, которое в Австрии отличается, например, от российского или итальянского. Австрийцы более сдержанны в дружбе, однако и более логичны. Они не любят отдавать последнее или жертвовать собой ради друзей, но и не требуют этого от других. Я не раз слышал фразы, обвиняющие австрийцев в том, что они не такие, «как мы». Но всё же считаю, что в корне неверно ставить свою линию поведения или традиции выше других. 

Австрийцы, если ты входишь в круг их друзей, как и многие славянские народы, готовы прийти на помощь и предложат её сами, когда вам она необходима. Но они не будут жертвовать собой, своей карьерой или чем-то большим. Существует некий расчёт в том, насколько они хотят «ввязываться» в тот или иной вопрос. Лично мне поначалу было несколько в новинку такое общение. Но за эти два года я понял, что это всего лишь особенность жителей страны. Они рациональны, воспитываются в условиях эмоциональной сдержанности. А ведь совершить «подвиг для друга» может только очень эмоциональный человек. 

Часто от этого семейная жизнь с местными жителями не сильно нравится гражданам других стран. Можно выучить немецкий язык, но чтобы понять мотивы человека, мне кажется, нужно также выучить и традиции нового общества, а не вводить свои собственные. 

Австрийцы сдержанны во всем: дружбе, работе, учёбе, семейной жизни — так их воспитали и такое историческое наследие они получили. При этом я за два года не смог увидеть какого-то «роботизированного» подхода к отношениям. Скорее, это хладнокровные решения, которые основываются на анализе и мысленных расчётах. А если австрийцу ещё дать инструкцию или, точнее, правила, закреплённые в обществе, он с радостью их примет, потому что тогда его действия продиктованы «буквой закона». И это, я настаиваю, никак не связано с понятием «я робот». Скорее, мы наблюдаем результат того, как часто австрийское общество ошибалось в своих суждениях и к чему всё приходило.

Как мне кажется, именно исторический контекст сегодня даёт сдержанный стиль общения австрийцев. Достаточно один раз посидеть в баре и немного выпить в компании людей, начавших вам доверять. Вы сразу увидите приятных, открытых, иногда даже немного наивных европейцев, которые очень сильно стараются измениться в лучшую сторону.



Проект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Вы найдете много полезной информации о достопримечательностях европейских стран, истории, авторские статьи и лайфхаки, интервью с европейцами. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram, Twitter, Яндекс.Дзен, а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram