Человек человеку — друг. Взаимовыручка в жизни русскоязычных эмигрантов

Принято считать, и, к сожалению, не всегда безосновательно, что русская/русскоязычная диаспора не такая сплоченная, как, скажем, итальянская, армянская или еврейская. Тем не менее, очень многие из наших соотечественников помогают друг другу за рубежом, и здесь мы расскажем несколько историй о взаимовыручке: пусть она станет нашей доброй традицией.

Бельгия

Дарья, автор канала @babylon_c

Мы приехали в Бельгию по работе, и, конечно, не совсем без гроша в кармане, но денег было впритык: залог за квартиру, авиабилеты, страховки — все это обошлось в круглую сумму, а до первой зарплаты было еще жить и жить. Квартиры здесь сдают пустыми, поэтому всю мебель, кроме кухонной, надо покупать самим. Это сейчас мы все из себя представители бельгийского среднего класса с уютной обстановкой, картинами на стенах и новой машиной в гараже, а тогда дела обстояли весьма печально: первое время муж спал на голом полу, прикрывшись самым бюджетным пледом из икеи и ел пластиковой вилкой лазанью быстрого приготовления, стоя за кухонным столом. С зарплаты купили диванчик и раскладушку — но они совершенно убивали спину. Помню это ощущение: пустая квартира, раскладушка с пледом, ноющая спина и мысль: а-а-а, что мы наделали, куда поперлись из уютной московской квартиры?!

По моим внутренним ощущениям, человеческая жизнь возобновилась с подаренных нашими совсем недавними знакомыми (ребята из Киева, которые уже жили в Бельгии, когда мы приехали) кровати и двуспального флисового одеяла. Мы виделись до этого всего один раз, и совершенно ни о чем их не просили — ребята просто взяли и привезли нам кровать на своей машине. Так что, пользуясь случаем, спасибо, Катя и Рома, за то, что спасли наш рассудок и наши спины в трудную минуту. Кровать нам прослужила верой и правдой еще 6 лет до прошлого месяца, пережив два переезда, и затем отправилась на заслуженный покой, а флисовое одеяло мы, уже обжившиеся, подарили только что приехавшей русской девушке — такое вот переходящее красное одеяло.

Финляндия

Автор канала @russianwifeinfinland

До своей эмиграции я никогда не была в Финляндии, да и в принципе плохо представляла, что может представлять собой жизнь русскоязычного в другой стране. Один из знакомых, регулярно бывающий в Суоми, сказал: «Такое мерзкое сообщество русских, как там, сложно встретить где-либо еще»… И я переезжала с тяжелым сердцем, заранее настроившись на оборону, а не дружбу.

Но жизнь взяла свое. По первости, без знания языка, было сложно выполнять самые простые функции — покупать продукты, отправлять письма, покупать билет в автобусе. Как будто заново учишься ходить. Чтобы хоть как-то понимать окружающую финскую жизнь и разобраться в реалиях, вступила во все русскоязычные группы, которые смогла найти в соцсетях. Почитывала, не комментировала, наблюдала за нравами. Было, знаете, 50 на 50: ругани в комментах было с лишком, но и реальной поддержки хватало.

В общем, однажды и я решилась задавать там вопросы. И народ откликался с большой душой. Как-то объясняли, какой сахар выбрать в магазине (в Финляндии их около 5 видов, попробуй разберись без знания языка), где купить хорошее мясо. Когда я приболела, предложили привезти лекарства. Потом я нашла такого же коллекционера фигурок муми-троллей, как я сама, и обменялась с ним некоторыми экземплярами – оба пополнили свои «собрания».

Да, дружбы я до сих пор в эмиграции не завела, но это особенность моего интровертного характера, а не реального положения дел в русскоязычном сообществе. Главное правило такое: стучитесь — и вам откроют.

Чехия

Марсель, автор канала @karieracz

Когда я переехал, то жил в Остраве в студенческом общежитии. На этаже жили русские студенты. Всё было общее. Личные вещи брали взаймы, и занимали дальше, без ведома владельца. Особенно полезной вещью в хозяйстве была электроплитка. Еду готовили на две комнаты. Когда ко мне вернулась цифровая мыльница (неслыханная роскошь), то на карте памяти остались чужие снимки. По ним можно было проследить, у кого камера побывала в руках. Это было в 2004 г., в год когда Чехию приняли в ЕС. В каком-то смысле это был ответ на свободное передвижение товаров и услуг, один из принципов Евросоюза.

Помогали не только вещами. Ездили вместе в больницу, советовались как заполнять визовые анкеты, где покупать проездные на транспорт. Я быстро начал говорить по-чешски. Переводил, объяснял, поправлял. Ко мне обращались с любыми языковыми трудностями, от курсовых до смс-флирта.

Общежитие было в прошлой жизни социалистической гостиницей. Моим соседом был Рома. Рома был хозяйственным человеком. В комнате появились вещи: телек, шкаф, микроволновка. Еще у Ромы был единственный на этаже принтер. К нам заходили по любому поводу: подогреть еду, напечатать курсовую, посоветоваться. Официально интернет в общежитии был у администратора. Неофициально интернет был у всех. Рома подключился к провайдеру через вайфай, и раздавал интернет за смешные деньги всему этажу. По вечерам мы тихонько прокладывали кабель между номерами.

Однажды общежитие закрылось. Мне понадобилось снять квартиру. Снимать хотел вскладчину, чтобы не много платить. Напарника мне нашла Тоня. Она работала в институте координатором для русских студентов — помогала собирать документы, консультировала по Скайпу, ездила по ночам на вокзал встречать с поезда. Делала многое, что выходило за рамки ее обязанностей. Да там и рамок никаких не было. Мы подружились. Иногда Тоня звонила вечером: «Эцсамое, вы ещё не спите? Я в Икее. Купила новый стеллаж, думала дотащу на трамвае. Сейчас вышла на улицу, и кажется, не дотащу».

Австрия и Германия

Маша, автор каналов @viennastories и @travelsstories

В первый год моей жизни в Германии я была больше окружена русскоязычными ребятами, которые или приехали вместе со мной на нашу программу, или встретились мне на языковых курсах до начала учебы. В наших компаниях были и иностранцы, но их было чуть меньше. Многие из нас жили в одном общежитии, поэтому за солью, сахаром или туалетной бумагой ходили друг к другу регулярно. Мы часто знали, кто скоро поедет домой или к кому приедут родные в гости, и всегда передавали что-то с оказией, без возражений.

После первого года в Берлине я переехала в небольшой город и моими друзьями стали в основном иностранцы и в основном коллеги по аспирантуре. С двумя русскими подружками я познакомилась относительно случайно. Какую-то бытовую помощь я просила у всех друзей, вне зависимости от национальности, как и они у меня. Так, мой хороший друг-француз помогал мне поднимать чемодан на 5ый этаж после возвращения из дома (23 кг под завязку, мамино варенье и все самое лучшее из дома); однокурсники-немцы помогали собирать шкаф и кровать после переезда.

Но вот за «моральной» поддержкой я всегда предпочитала обращаться все же к своим русским подружкам, наверное, оставалось ощущение, что они лучше поймут.

Сама я стараюсь помогать и поддерживать вне зависимости от национальности. Но как-то так совпало, что если я как-то помогала малознакомым людям, то все они были из русскоязычного сообщества. В какой-то момент у меня было аж три набора ключей от чужих квартир: два для проверки почты, одни поливать цветочки. А как-то мне доверили кредитку с пин-кодом, с которой я должна была передать деньги ещё одному малознакомому человеку.

С появлением в моей жизни телеграма я, наверное, стала чаще обращаться за помощью и советом к русскоязычным ребятам, потому что именно там у нас подобралось приятное отзывчивое сообщество. Но сейчас у меня примерно одинаково иностранных и русскоязычных друзей и я знаю, что в более серьезных вопросах я могу рассчитывать на помощь и тех, и других.

Линц, Австрия

Анатолий, автор канала @emigrants_diary

За пару лет проживания в австрийском Линце мы с женой довольно удачно обзавелись дружескими связями. Кто-то из новых людей стал нам ближе, кто-то — дальше, но количество общения уже вышло на уровень нашей краснодарской жизни до эмиграции.

В Австрии не принято помогать так, как это заведено в России. То есть австрийцы друг друга выручают, но при этом могут ещё и попросить плату. Конечно, подобное происходит далеко не всегда и, скорее, показывает, насколько люди хорошо общаются.

После эмиграции сильно меняется понимание о том, кто такой «свой» родной человек. И дело, как мне кажется, даже и не в одинаковой национальности. На сегодняшний день соотечественниками мы с женой чаще всего считаем людей того же типа воспитания, что и мы. И совершенно неважно, в России, Украине или Белоруссии они родились. Большая часть эмигрантов, включая нас с женой, постоянно сталкивается с ситуациями, когда может понадобиться какая-то помощь. Например, финансовая. Допустим, нужно занять деньги для оформления документов на визу. Или, возможно, необходима физическая помощь — что-то перевезти или собрать. Здесь возникает важное и новое чувство, которое не было настолько сильно развито в Краснодаре. Поскольку эмигрантов не так много, ты ценишь помощь каждого в разы сильнее и стремишься помочь, невзирая на собственные проблемы. Ведь то, что у тебя просят сегодня, может оказаться твоей потребностью завтра. Вроде бы то же самое было у нас и в России, но всё-таки немного иначе. Здесь значимость общения и взаимопомощи сильно возрастает. Кто-то подскажет недорогие курсы по немецкому языку, а кто-то поможет с трудоустройством. Где-то есть знакомый с машиной, а у кого-то в друзьях найдётся хороший врач. Можно сказать, что всё это несущественные мелочи, но на самом деле каждому ты очень благодарен.


Проект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Вы найдете много полезной информации о достопримечательностях европейских стран, истории, авторские статьи и лайфхаки, интервью с европейцами. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram, Twitter, Яндекс.Дзен, а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram